Российский крипторубль может стать новым стейблкоином

7 ноября председатель Комитета Государственной Думы РФ по финансовым рынкам объявил подробности государственного криптовалютного проекта «Крипторубль».

В частности, чиновник сказал, что государственная цифровая валюта будет иметь стабильный статус и станет полным эквивалентом российского рубля, но в цифровом пространстве. Российские власти теперь закончили эту концепцию после многих лет противоречивых заявлений, и, тем не менее, стейблкоин «Крипторубль» может в итоге оказаться нестабильным.

Длинная и сложная история национальной криптовалюты в России

Российская национальная криптовалюта первоначально называлась «битрублем», но позже термин «крипторубль» стал более распространенным в средствах массовой информации.
История CryptoRuble может быть прослежена с осени 2015 года, когда московская система расчетов по онлайн-оплате, WebMoney и провайдер платежных услуг на Кипре, Qiwi, отдельно обратились в ЦБ РФ и предложили организовать выпуск контролируемой государством цифровой валюты (CBDC) в стране.
Правительство решительно отвергло оба предложения. В частности, омбудсмен России Павел Медведев назвал предложение Qiwi «техническим хулиганством», «незаконным» и «абсолютно неуместным».

«Конституция гласит, кто имеет право в России выпускать деньги; это Центральный банк. Единственной валютой в России является рубль. Остальная часть денег незаконна, и этот позор будет уголовным преступлением». – Павел Медведев

Однако взгляды российского правительства на «КриптоРубль» значительно разошлись. Так, в мае 2016 года российская газета «Коммерсант» сообщила, что местные чиновники обсуждают концепцию национальной криптовалюты, которая «минимизирует количество анонимных транзакций», со ссылкой на помощника директора Федеральной службы финансового мониторинга России (Росфинмониторинг) Павла Ливадного.

2 июня 2017 года Центральный Банк России (ЦБР) объявил о разработке национальной криптовалюты. «Мы обязательно достигнем национальной цифровой криптовалюты. Мы уже начали над этим работать », — сказала в интервью агентству «РИА Новости» заместитель председателя ЦБ РФ Ольга Скоробогатова.
Несколько дней спустя, 5 июня, глава ЦБ Эльвира Набиуллина подтвердила информацию из заявления Скоробогатовой, добавив, что национальная криптовалюта не является главным приоритетом агентства. Однако Набиуллина назвала это «среднесрочным или, возможно, долгосрочным» планом.

В октябре 2017 года президент Владимир Путин заявил, что криптовалюты «вызывают серьезный риск» и используются для совершения преступлений, поскольку ЦБР сказал, что блокирует сайты, продающие Биткойн и альткоины. Всего за месяц до этого министр финансов России Антон Силуанов заявил, что власти должны согласиться с идеей рынка цифровых валют:

«Нет смысла запрещать их, есть необходимость их регулировать». — Антон Силуанов

Также в октябре 2017 года местные средства массовой информации Аргументы и факты (АиФ) сообщили, что Путин «дал прямой заказ» на разработку «Крипторубля». В новостной статье в качестве источника цитируется министр связи Николай Никифоров. Сообщается, что Никифоров также впервые рассказал о специфике национальной криптовалюты. По словам чиновника, «CryptoRuble» не может быть добыт с помощью майнинга; и его можно было бы обменять на регулярные рубли в любое время (хотя, если владелец не может объяснить, откуда взялись CryptoRubles, будет взиматься 13-процентный налог). Тот же налог будет применяться к любой прибыли, полученной от торговли маркером. Никифоров сказал:

«Я уверенно заявляю, что мы запускаем CryptoRuble по одной простой причине: если мы этого не сделаем, то через два месяца наши соседи в ЕврАзЭС [Евразийское экономическое сообщество]».

Однако этот отчет не был подтвержден основными средствами массовой информации, и оставалась неопределенность, одобрил ли Путин эту концепцию. В следующем месяце, в ноябре 2017 года, Никифоров утверждал, что термин «крипторубль» был «совершенно неправильным» и предложил назвать его «цифровым токеном».

В декабре 2017 года правительственное информационное агентство ТАСС сообщило о проведенном заседании, посвященном законодательству в отношении цифровых валют в стране. В статье утверждалось, что как Министерство финансов, так и Центральный банк России скептически относятся к выпуску национальной криптовалюты.

1 января 2018 года Financial Times сообщила о другом заседании правительства, где Сергей Глазьев, экономический советник президента Путина, высказал предположение, что CryptoRuble может помочь уменьшить давление западных санкций. Позже эта концепция будет подхвачена такими странами, как Иран и Венесуэла, которые также стремятся использовать свои национальные криптовалюты для обхода таких санкций.

Однако до сих пор не было единой официальной позиции российского правительства по вопросу выпуска национальной цифровой валюты. И нерешительность продолжалась.
Несколькими неделями позже в том же месяце Российская ассоциация криптовалют и блокчейнов (РАКИБ) объявила, что CryptoRuble будет запущен в середине 2019 года. По словам главы RACIB Арсения Шелцина, в июле 2018 года ожидалось официальное представление деталей, а сама монета должна быть выпущена через год.

В июне 2018 года Путин сказал, что у России нет собственной криптовалюты, поскольку криптовалюта «по определению» не может принадлежать централизованному государству, поскольку она «выходит за границы».

«Крипторубль», наконец, превращается в стабильную монету

После долгих лет обсуждений по теме в российском правительстве крипторубль, наконец, превратился в более конкретную концепцию.
2 ноября 2018 года председатель Комитета Государственной Думы РФ по финансовым рынкам Анатолий Аксаков заявил, что его агентство рассматривает вопрос о запуске криптовалюты с государственной поддержкой, привязанной к рублю.

Депутат также добавил, что обсуждаемая монета будет представлять собой стейблкоин с привязкой 1: 1 к рублю. Аксаков далее описал модель создания стабильной монеты, заявив, что криптовалюта будет поддерживаться банковским депозитом определенной суммы. После этого банковское учреждение намерено выпустить соответствующее количество криптовалютных активов, используя блокчейн и придерживаясь пропорции 1:1. Председатель также пояснил, что криптовалюта будет выпущена центральным банком, поскольку она поддерживается валютой fiat. В заключение Аксаков отметил, что внедрение технологии блокчейнов с точки зрения выпуска криптовалюты является перспективным. Интересно, что Аксаков является тем же должностным лицом, которое стерло все упоминания о Биткойне и Эфириуме из законопроекта о цифровом валютном регулировании перед его чтением в Госдуме в октябре 2018 года. Он объяснил этот шаг так: «Мы решили, что мы не нуждаемся в них, это двусмысленные биткойны». 7 ноября Аксаков предоставил еще более подробную информацию о государственном стабильном цифровом активе. В частности, он сказал, что «Крипторубль», который может появиться после принятия законов, регулирующих криптовалютную индустрию в России (эти законопроекты также постоянно меняются и откладываются), будет «одним и тем же рублем, только в зашифрованном виде». Председатель Государственной Думы объяснил, что можно будет обменять российскую стабильную монету на эквивалентные денежные средства: «Например, вы приносите 100 тысяч рублей в банк и получаете 100 тысяч криптовалютных рублей, один к одному. Вы используете эти средства для покупки товаров, закрепленные в блокчейне». Аксаков также подчеркнул, что крипторубль — «рубль в блокчейне» — заменит «чистый рубль », как только цепочка блоков начнет занимать значительное место в нашей экономике. Однако ранее министр связи Никифоров утверждал, что «CryptoRuble» должен основываться на технологии, разработанной на местном уровне.

Как стабилен он может быть? Выпуск стейблкоина, который привязан к российскому рублю, может показаться несколько сомнительным с экономической точки зрения, поскольку валюта не продемонстрировала последовательного роста или даже стабильности в последние годы. Напротив, рубль постоянно падал, поскольку политическая напряженность между Россией и Западом усилилась в 2014 году.
В частности, цена рубля резко упала 16 декабря 2014 года. Индекс «Российская торговая система» (РТС), выраженный в долларах США, упал на 12%, что стало самым большим падением за любой день с середины мирового финансового кризиса в 2008 году. 15 декабря российские золотовалютные резервы были сокращены на $ 15,7 млрд., до 400 млрд долларов США впервые с августа 2009 года, «поскольку правительство начало борьбу с худшим финансовым кризисом с 1998 года, как сообщает Reuters.
Это произошло главным образом из-за двух факторов: во-первых, цены на нефть — товар, на котором строится российская экономика, стали резко падать, что вынудило ЦБ повысить процентные ставки на огромные 650 базисных пунктов. Во-вторых, строгие западные санкции, введенные против российских компаний, развернутые в ответ на аннексию России в Крыму ранее в 2014 году, сыграли свою роль и в драматическом падении рубля.
Рублевое падение оказало значительное влияние на российскую экономику — в результате падения местные жители оказались в сложном финансовом положении. Годовая инфляция выросла более чем на 10 процентов. Цены на товары, включая говядину и рыбу, выросли на 40-50% за несколько месяцев до конца года из-за запрета России на импорт в Западном направлении — контрмеры правительства США и европейских санкций. Продажи автомобилей упали на 12 процентов по сравнению с предыдущим годом.
Ситуация несколько стабилизировалась в течение следующих нескольких лет, но курс рубля падал. Местный запрет на импорт в Западном регионе также остался, что значительно ограничило поведение потребителей в России.
В августе этого года ситуация некоторым образом повторилась еще раз, хотя и в меньшей степени. Российский рубль упал до 69,40 против доллара, его самый низкий уровень за два года. ЦБ обвинил в спаде курса рубля новые санкции США, введенные Конгрессом в связи с применением химического оружия в Солсбери и сообщениями о вмешательстве России в президентские выборы в США в 2016 году.
Если государственный «Крипторубль» получит зеленый свет от российских властей после многолетнего обмена противоречивыми мнениями, его цена может быть обречена на неожиданные всплески в связи с политическими событиями.